YASENEVO2.INFO

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Конституция РФ. Статья 2

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Тюменьский строитель Бочкарев о строительстве в Москве

E-mail Печать PDF

Слушать интервью с Бочкаревым на РСН здесь!

Андрей Бочкарёв

 

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

 

Ю.БУДКИН: Это Москва, «Русская служба новостей». В студии Юрий Будкин. Новая программа нашей радиостанции, которую мы делаем вместе с московским департаментом строительства. Мы будем говорить о том, что в Москве строится, что строится на земле, что строится под землей. С нами сегодня в первой программе руководитель департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев. Андрей Юрьевич, добрый день.

А.БОЧКАРЕВ: Добрый день.

Ю.БУДКИН: Первый делом чуть подробнее расскажите — департамент строительства Москвы, это всё, что строится в Москве?

А.БОЧКАРЕВ: Сейчас подробно расскажу. Всё, что город Москва планирует строить как объекты капитального строительства, новые объекты, за счет средств городского бюджета, — на 99,9 процентов это департамент строительства города Москвы, по всем отраслям городского хозяйства или по всем сферам жизни города, в котором мы с вами живем.

Ю.БУДКИН: То есть и метро, и дороги, и дома, и поликлиники — все это департамент строительства?

А.БОЧКАРЕВ: И детские садики, и жилье, и объекты культуры — все сосредоточено в одном департаменте, который выполняет функцию так называемого государственного заказчика и отвечает за проектирование, строительство, ввод в эксплуатацию, вывод на параметры, это департамент строительства.

Ю.БУДКИН: Но когда у вас так широко всё это описывается, вам ведь наверняка очень трудно понять, что главное для Москвы сейчас. Но вам приходится это понимать. Что для Москвы главнее?

А.БОЧКАРЕВ: Для Москвы самое главное — это, не изменив основных параметров развития города, то есть строительство жилья, детских садов, школ, больниц, кинотеатров, спортивных сооружений, то есть, не останавливая нормальной жизни, нормального развития города, все-таки сконцентрироваться (и это заметно по объемам наших усилий – финансовых, производственных, временных) — на решении вопросов транспортных, развитии транспортной инфраструктуры города во всех ее проявлениях.

Ю.БУДКИН: Если попытаться какие-то суммы приводить, насколько больше сейчас стали тратить на то, чтобы Москва строилась?

А.БОЧКАРЕВ: Давайте приведем пример. Если в 2010 году на все цели развития по всем отраслям городом Москвой было затрачено 160 миллиардов рублей, я в денежном выражении сейчас расскажу, то уже в 2011 году мы построили объектов на 210 миллиардов рублей. В этом году у нас сумма запланированная, которую мы планируем на расходы, причем в 2011 году из 210 миллиардов мы сэкономили порядка 60-70 миллиардов на процедурах торгов, оценке начальной стоимости контрактов и так далее. То есть эти деньги вернулись в бюджет, пошли на зарплаты нашим бюджетным служащим, на выплаты пенсий, других каких-то расходов, которые горожане смогли ощутить. Поэтому достаточно каскадные идут программы строительства новых объектов. И примерно две трети из этого — это объекты транспортного назначения: дороги, мосты, эстакады и метро. Метро, если сравнивать с 2010 годом, у нас на порядок выросли затраты, то есть начиная где-то с 10 миллиардов рублей (я просто в денежном выражении, так немножко проще), и ту программу, которую Сергей Семенович, руководитель города, благословил — строительство 150 километров, мы ее развернули, начали работы по всем площадкам. Я поподробнее об этом скажу. Колоссальная программа. 300 километров было за 80 лет построено метро. Мы должны за 10 лет построить 150.

Ю.БУДКИН: Но ведь в этой связи очень часто говорят, что у нас строителей столько нет, сколько Москва пытается строить метро. И поэтому якобы строительство будет недостаточно качественным.

А.БОЧКАРЕВ: Не прямая связь от этого заявления. Строителей на данном этапе, это говорит и Марат Хуснуллин, руководитель комплекса градостроительной политики и строительства, я заявляю, — на данном этапе на те задачи, которые мы поставили в 2011-2012 годах, у нас достаточно строителей. Более того, мы еще должны их дозагрузить. Основная проблема у нас была в том, что мы начали строительство или, скажем, задачи ускоренного ввода метро, они, конечно, зависят от скорости разработки проектной документации, то есть 2011 год мы разворачивали всю эту машину, это программу. Тяжелейшая, большая работа в организационном плане, в первую очередь. И сейчас, выйдя на все объекты, которые мы будем сдавать в 2012-м, 2013-м и даже 2014 годах, мы понимаем: чтобы дальше выходить на рубежи, когда мы будем строить метро в объемах, превышающих объемы строительства времен Советского Союза, конечно же, нам нужны будут дополнительные ресурсы.

Ю.БУДКИН: Вы ведь по всем направлениям достаточно серьезно увеличиваете финансирование. Как часто вы сталкиваетесь с проблемой, такой стандартной, как мне кажется, когда люди говорят: а почему вы строите рядом со мной? Мне здесь живется хорошо, и я не хочу. Вы работаете ради кого-то, а вот рядом со мной пусть будет спокойно.

А.БОЧКАРЕВ: На самом деле, это парадокс, причем на уровне уже где-то генетической проблемы. Люди, которые сами выступали инициаторами создания того или иного объекта, не только дорожного, крупного какого-то, а, скажем, строительство детского садика, школы, больницы, в тот момент, когда они понимают, что сейчас придут строители и начнут делать немножко шумно, немножко, может быть, грязно, строительная площадка появится, которой раньше не было, которая поменяет их привычный ритм жизни на какое-то время, люди, к сожалению, начинают против этого протестовать, возмущаться, возражать.

Ю.БУДКИН: Но ведь они не просто так возражают. Они обычно говорят: вы обещали нам построить садик, а строите непонятно что. Да, вы вроде как обещаете, что и садик тоже будет.

А.БОЧКАРЕВ: Нет. Все-таки, когда мы говорим, адресная инвестиционная программа очень жестко регламентирует, что, где и когда мы построим. Но мы сталкиваемся с ситуацией, когда люди сами на психологическом уровне объясняют: понимаете, Андрей Юрьевич, Марат Шакирзянович, мы понимаем, что в этом месте нужна развязка транспортная. Но мы сами двумя руками за. Но мы как представим, что вы начнете тут строить, и что-то нам не хочется. Но вы понимаете, что строить-то нужно будет, вам самим. Это, наверное, то же самое, как болит зуб у человека, но он боится идти к врачу. Это напоминает ситуацию очень сильно.

Ю.БУДКИН: Но вы же должны договариваться именно с теми, кто живет рядом с этой будущей развязкой и детским садиком. Вы же не спрашиваете всех остальных, кому это нужно.

А.БОЧКАРЕВ: Конечно. Надо разделить данную проблему на две вещи. Если мы строим объекты социального назначения — детский садик, больница, спортивное сооружение, в основном, они нацелены на то, чтобы обслуживать данный район или даже микрорайон. И конечно, очень часто удивляемся тому, что ряд наших горожан более старшего возраста говорят: наши внуки уже выросли, поэтому детский садик мне здесь не нужен. Я тут в домино играю с друзьями. А молодые мамы 25-30-летние, у которых детки маленькие родились и растут, им детский садик нужен. И вот стоят две группы. И что? Мы строим для людей, которые живут в этом городе каждый день. Из тысячи человек все равно найдется один протестующий, которого придется убеждать.

Ю.БУДКИН: Но он ведь не один. Как вы работаете с теми, кто выступает против? Да, я сижу, мне детский садик не нужен, я в домино играю. Как вы убедите этого человека? Невозможно.

А.БОЧКАРЕВ: Конечно, на уровне одних убеждений, аргументация здесь не всегда логическая работает, больше психологическая. Но к счастью или к сожалению, мы все-таки строим любой объект не для одного конкретного человека, и мы должны рассматривать интересы общественные, интересы города. Мы живем в большом общежитии, и любом общежитии есть определенные правила поведения. В любом общежитии — любого размера и масштаба. Есть определенные правила поведения, определенные права и обязанности у всех членов этого общежития. Город должен решать вопросы стратегического развития, безопасности, здоровья людей. И жизнь города складывается из разных совершенно сфер жизни. Это и здоровье, это и рождение людей, это образование, это транспорт. И мы должны отвечать за баланс. И люди должны понимать, что если они хотят жить в обществе людей, мы должны соблюдать баланс интересов. 50-летних, которым не нужны садики, и 25-летних, которым садики эти нужны. Потому что они тоже станут 50-летним, потом станут 80-летними и так далее. Цикл жизни не останавливается. И мы должны на этом пятачке научиться жить вместе.

Ю.БУДКИН: Это Андрей Бочкарев, руководитель департамента строительства города Москвы. Мы продолжаем новую программу в эфире «Русской службы новостей». Программа «Большая стройка», которую мы делаем вместе с московским департаментом строительства. Не забывайте, что вы можете присоединиться к этому обсуждению. Ваши вопросы ждем через SMS-портал +7-925-101-107-0 или по интернету через сайт rusnpvpsti.ru. После новостей с середины часа можно будет дозвониться в прямой эфир по телефону 788-107-0. Сейчас реклама.

Ю.БУДКИН: Продолжаем программу. С нами руководитель департамента строительства города Москвы. Так как мы уже в самом начале говорили, что это стройка буквально всего, что в Москве есть, но по большому счету это можно разделить на строительство дорог, строительство транспорта, транспортной инфраструктуры, прежде всего метро, и строительство социальных объектов и жилья. Давайте с дорог начнем. Есть очень важные новости из последнего времени. Стало известно, что московская мэрия отменила конкурс на выбор подрядчика для реконструкции Ленинского проспекта. Для многих это неожиданность. Все знают, что был некий конфликт даже двух подходов к реконструкции Ленинского проспекта. Что же произошло?

А.БОЧКАРЕВ: Я бы хотел вопрос по Ленинскому проспекту вывести из плоскости какой-то интриги. Дело в том, что отмена конкурса — это больше вопрос технический. Мы в этот период проведем перекомпоновку ряда комплектов документации и посмотрим некоторые технические решения, которые будут направлены на экономию денежных средств при реконструкции данного объекта. Нет никакого катастрофического состояния данного объекта в части его объявления, просто это технический вопрос. Мы в ближайшем будущем данный тендер снова объявим. Я не думаю, что пока имеет смысл останавливаться в этой части по Ленинскому проспекту. Что касается технических вопросов, да, конечно, мы по этому достаточно долго занимались анализом ситуации, анализировали разные варианты тех или иных искусственных сооружений на данном объекте. К сожалению или к счастью, рассмотрение Ленинского проспекта стало увязанным с развитием новых территорий. И поэтому природа данной трассы поменялась. И мы вынуждены были, в том числе вносить изменения в части, касающейся интеграции Ленинского проспекта и его рассмотрения как будущей связующей линии, в том числе по новым территориям. Именно поэтому планы, которые мы в 2011 году, может быть, были готовы исполнять, потребовалось доработать данный объект с тем, чтобы проанализировать общее состояние взаимовлияние всех объектов на территории Москвы и в южной части и будущих объектов, которые мы на новых территории построим.

Ю.БУДКИН: На этом этапе вы можете говорить: тоннели или эстакады, трамваю «да» или трамваю «нет» на Ленинском проспекте?

А.БОЧКАРЕВ: До сих пор мы оставляем для себя пространство для того, чтобы все-таки решить на последних этапах, где мы будем использовать трамвайное сообщение. Потому что трамвайное сообщение как таковое, в общем-то, правительство Москвы, наши коллеги из блока транспортного, мы рассматриваем вопрос устройства трамвайных линий и скоростных трамвайных линий. Да, такой вариант есть, его нужно более тщательно смотреть, не только на одной линии. Может быть, постараться увязать какие-то объекты вместе. Как я уже сказал, мы с коллегами из блока транспортного над этим работаем. Я думаю, что еще раз мы посмотрим, чтобы оставить возможность создания данной инфраструктуры, в том числе трамвайной, на Ленинском проспекте. Но в целом, пока вопрос касается именно обеспечения транспорта существующего наземного общественного. То есть создание инфраструктуры для выделенных полос, для движения между кварталами. В тех местах, где возможно убрать светофорное движение, сейчас запланированы, например, эстакады для того, чтобы обеспечить движение в направлении прямого хода. Тоннельное строительство, безусловно, является наиболее дорогостоящим, но очень часто целесообразным. И там, где рельеф Ленинского проспекта, а вы знаете, это подъемы, спуски и так далее, вписать все инженерные сооружения с тем, чтобы они органично вливались в существующий ландшафт — в этом и состоит задача.

Ю.БУДКИН: Но пока непонятно, насколько отложен этот конкурс по Ленинскому проспекту?

А.БОЧКАРЕВ: Я думаю, что мы в ближайшие 1-2 недели вам точно скажем дату объявления этого тендера. Не хотел бы сейчас ажиотаж некий создавать.

Ю.БУДКИН: Хорошо. Тогда следующая тема. Другая вылетная магистраль — Стромынка. Хотя, конечно, это не Щелковское шоссе. Его, скорее, нужно называть вылетной магистралью. Но вокруг Стромынки и не только Стромынки, кстати сказать, много вопросов. Например, 213-й пишет: «На Краснопрудной линию трамвая модернизировали за счет проезжей части. Одну полосу дороги убрали, теперь пробки». Понятно, что все это увязано. То же самое происходит в районе улицы Королева на Стромынке. И вот что мы читаем в средствах массовой информации: за ремонт трамвайных путей отвечает Мосгортранс, а за расширение дороги — департамент строительства. И получилось, как всегда: департамент строительства дорогу не расширил.

А.БОЧКАРЕВ: Я хотел бы прокомментировать. Все работы, касающиеся транспортной составляющей, либо это метро, либо объекты так называемой уличной дорожной сети, включая трамвайные пути, увязываются по мере возможности и технологической необходимости, технологической последовательности. Мы на всех крупных объектах, на всех вылетных магистралях составили единый план организации движения. Если вы обратите внимание, мы на вылетных магистралях, где мы работаем, количество полос в моменте не меняем. Мы строим дополнительные боковые проезды, траектория движения автомобилей, конечно, меняется, но количество, полосность, ширина проезжей части оставлена та же самая, которая была, как минимум. В некоторых участках эти мероприятия, которые учитывают не только работы на одном объекте, а взаимное влияние целого ряда дорожных работ, которые мы ведем, на дорожную ситуацию. И вот эти комплексные мероприятия направлены на то, чтобы мы движение обеспечили, во всяком случае, не хуже того, что было до начала реконструкции. На некоторых участках, на небольших улицах, да, к сожалению, случаются вопросы, связанные с тем, что идут сдвижки по проектированию, есть ситуации с тем, что возникают какие-то проблемы с инженерными коммуникациями. И на каких-то отдельных участках, назовем так, не стратегического направления, к сожалению, такие вопросы бывают. И мы эти вопросы решаем в ручном режиме на еженедельных штабах, посвященных, в частности, дорожно-мостовому строительству. Мы данный вопрос обсуждаем, потому что понимаем, что где-то происходит. Это колоссальный организм, колоссальный город. Где-то могут произойти нестыковки, сдвижки и так далее. Может быть, Стромынка — один из примеров. Но мы этот вопрос в ближайшем будущем все-таки сумеем решить.

Ю.БУДКИН: Но пока нет конкретных сроков, когда там будет расширена дорога?

А.БОЧКАРЕВ: Мы данную работу ведем. Я думаю, на следующей неделе, в наших следующих репортажах мы вам сообщим о тех решениях, которые приняты, как мы будем в этом направлении двигаться. Поэтому предлагаю оставить пока до нашего следующего заседания.

Ю.БУДКИН: Это Андрей Бочкарев, руководитель департамента строительства города Москвы. Да, действительно, следующее заседание будет в это же время ровно через неделю. А прямо сейчас 15 часов 22 минуты, перерыв на рекламу.

Ю.БУДКИН: Все вопросы получат ответы. Сегодня с нами руководитель департамента строительства города Москвы Андрей Бочкарев. На сегодня намечен митинг по поводу расширения теперь уже Рублевского шоссе в Москве. Люди собираются на Кутузовском проспекте рядом с музеем-панорамой «Бородинская панорама», в том районе. Там как раз люди говорят о том, что расширение дороги мешает им жить. Вырубают сады, новая дорога или дублеры будут проходить рядом с домами. Что-то подобное происходило и на шоссе Энтузиастов. Как эти проблемы решаются?

А.БОЧКАРЕВ: Вопросы такие решаются в точечном режиме. Бывают случаи, когда наши люди, я имею в виду, горожане, жители города, задают нам вопросы достаточно справедливо, когда они требуют дополнительных пояснений. То, что зачастую или часто приходится нам для того, чтобы построить какой-то объект, убирать оттуда деревья, которые раньше там росли, — да, к сожалению, такое происходит. Мы любыми мероприятиями строительными, нашей проектной документацией предусматривается план компенсационного озеленения как минимум, либо в близлежащих районах, либо на том месте, где мы возводим какой-то объект. Конечно, разные бывают случаи, деревья, скажем, были посажены жителями 30-40 лет назад, они дороги. Формально данное растение особо никому не мешает и погоды не сделает в городе, хуже от этого глобально не будет, но нам дорого как память. Мы в таких случаях тоже рассматриваем, что можно сделать, может, даже пересадить дерево и так далее. Что касается дорог рядом с какими-то объектами жилья или детскими площадками, был у нас случай, когда на шоссе Энтузиастов один из блогеров нарисовал фотографию, когда стоит мужчина, курит возле подъезда и буквально в полуметре от его подъезда проходит трасса, магистраль. Это был такой коллаж, сделанный фотомонтаж. Студенты, журналисты, все очень бодро это подхватили, стали задавать вопросы. На наше замечание, что вы же понимаете, что это, по большому счету, утка. Ну, неважно, а вдруг правда и так далее. То есть, есть проблемы как надуманные, так и, безусловно, вопросы, имеющие основания, на которые мы отвечаем на уровне наших коллег их территориальных органов власти, префектур, на уровне наших коллег-подрядчиков, проектировщиков и так далее. Непростая работа, нужно очень часто отделить зерна от плевел. Там, где есть проблемы, мы решения принимаем, зачастую, может быть, вносим изменения в проектную документацию, которая была принята.

Ю.БУДКИН: По шоссе Энтузиастов были внесены какие-то изменения в результате этой истории?

А.БОЧКАРЕВ: На одном из участков были внесены изменения. Мы действительно посмотрели, что несмотря на то, что проектная документация полностью отвечает всем требованиям, несмотря на то, что мы заменяем окна на шумозащитные и в принципе, отвечает всем требованиям безопасности и организации транспортных потоков, было принято решение внести некоторые изменения. Они больше связаны с тем, что пешеходная зона, для движения людей, между остановками общественного транспорта и так далее. Но чтобы не получилось так, чтобы мы за желаниями некоторых людей — вот вообще ничего здесь не делайте у меня, потому что я не хочу этих строителей здесь видеть — чтобы такая аргументация не превалировала над разумным диалогом. Мы готовы слышать, мы готовы слушать обратную связь от наших жителей, горожан.

Ю.БУДКИН: Но принципиальных изменений проект не претерпел?

А.БОЧКАРЕВ: Принципиальных не претерпел. Но локальные шаги, которые можно было сделать, мы их рассмотрели и приняли решение. Я думаю, что люди довольны остались.

Ю.БУДКИН: Хорошо. Вернемся на Кутузовский проспект и Рублевку, который реконструируют, и по поводу которого на сегодня был назначен митинг. Они говорят, что якобы, сейчас реконструкция уже ведется, но нет заключения департамента строительства Москвы. Такое возможно?

А.БОЧКАРЕВ: Очень часто мы сталкиваемся с тем, что люди, которые пытаются либо задавать вопросы, либо участвовать в каких-то организационных мероприятиях, к сожалению, зачастую либо не обладают всей информацией, либо используют терминологию, которая специалистам непонятна и видимо, вводит в заблуждение их самих, и тех людей, к которым они обращаются. Все необходимые согласования получены, не только департамента строительства, и других надзорных органов. Соответственно, есть разрешение на строительство. Еще раз хотел бы отметить, что документация до начала строительства проходит целое сито разных инспектирующих органов, которые смотрят за соблюдением нормативных требований, в том числе и по безопасности данного объекта, по его приближенности к местам проживания людей, по воздействию на экологическую обстановку в городе, включая возможный сруб каких-либо деревьев, и соответственно, компенсационные мероприятия. Я хочу сказать, что несмотря на то, что мы каждым проектом предусматриваем высадку деревьев по завершению строительства, по предложению Марата Шакирзяновича Хуснуллина метростроители за счет собственных средств посадили в районе Митино на пустующей территории более 1100 новых деревьев. Это дубы, которые составят новый парк, которые фактически были посажены плюсом к тем компенсационным мероприятиям, которые мы делаем. За каждое дерево борется не только департамента строительства, а и департамент природопользования, каждое дерево анализируется, проверяется, смотрим, можем ли мы его перенести либо заменить его чем-то. К сожалению, некоторые объекты без того, чтобы деревья не исчезли, наверное, не получится.

Ю.БУДКИН: Еще один вопрос. Тут все очень шумно обсуждают ваше заявление о том, что правительство Москвы не собирается расширять столичные вылетные магистрали. Вы действительно так сказали?

А.БОЧКАРЕВ: Я первый раз такое слышу. Мы целых два года занимаемся тем, что работаем на всех вылетных магистралях. На восьми из них мы уже вышли. Именно поэтому возникают вопросы у наших людей, что строительство ведется. А вторую часть мы завершаем проектирование. И эти планы никоим образом не отменены и будут исполняться согласно программе.

Ю.БУДКИН: Это Андрей Бочкарев, руководитель департамента строительства города Москвы. Мы продолжим программу сразу после информационного выпуска.

Ю.БУДКИН: Продолжаем программу. Наша новая еженедельная программа, которая будет выходить по понедельникам в 15 часов. Делаем мы программу вместе с департаментом строительства Москвы. Руководитель департамента Андрей Бочкарев у нас в прямом эфире. Сейчас мы говорим о дорожном строительстве. И вот из последних сообщений. Якобы столичные власти откладывают старт работы Алабяно-Балтийского тоннеля. Если это правда, то насколько?

А.БОЧКАРЕВ: Мы сообщали в предыдущие периоды о том, что работа Алабяно-Балтийского тоннеля сама по себе без расшивки бутылочных горлышек на его северной части, это по улице Большая Академическая, и на южной части — на улице Алабяна, не приведет к тому эффекту, для которого и создавался этот тоннель. Сложное инженерно-техническое сооружение, которое должно было обеспечить поперечную связь между районами на севере и на юге от Ленинградского проспекта. Поэтому сейчас, ведя работы на Большой Академической, переходя также к мероприятиям по реконструкции улицы Алабяна, мы завершаем данный тоннель. Его запуск мы хотим приурочить к расшивке вот этих бутылочных горлышек в этом районе. Иначе эффективность этого объекта мы не будем наблюдать. Это большой, сложный объект. Для того чтобы не было у нас там скопления автомобилей, неэффективно двигающихся в этом тоннеле, мы немножко сдвигаем данные работы. Частично северную часть Алабяно-Балтийского тоннеля мы постараемся включить в работу где-то в первой половине, может быть, даже в первом квартале 2013 года. Когда мы определенные элементы на улице Балтийской, на улице Большой Академической начнем завершать строительство, и будем перепускать там движение для того, чтобы уже сбрасывать транспортный поток при движении из центра города, например, в сторону Большой Академической, то есть на север от Ленинградки.

Ю.БУДКИН: То есть в любом случае поворот с Ленинградки на Большую Академическую через этот тоннель возможен будет в первой половине будущего года?

А.БОЧКАРЕВ: Да. Либо может быть, даже в первом квартале.

Ю.БУДКИН: В любом случае, Алабяно-Балтийский тоннель, даже если откладывать его в полном объеме, это все равно был объект 2013 года. Уже довольно давно об этом говорили.

А.БОЧКАРЕВ: Весь объект, да, 2013 года.

Ю.БУДКИН: А что намечено на 2012 год и все ли планы выполнены будут?

А.БОЧКАРЕВ: Хороший такой вопрос. У нас большое количество, как я уже сказал, работ ведется на вылетных магистралях города. Более восьми из них находятся в работе. Самые интенсивные операции мы ведем на Варшавке, на Каширке, безусловно, работаем на Рублевском шоссе и движением дальше на Балаклавку. Планами этого года суммарно мы должны ввести в строй порядка 48-49 километров дорог в разном исчислении в части полосности. Где-то это будут двухполосные, трехполосные, четырехполосные. Мы завершили большой объект, это транспортная развязка между Звенигородским шоссе и Москва-Сити. Очень важный, интересный объект, который позволяет часть транспорта сбрасывать либо с Третьего транспортного кольца движением на Звенигородское шоссе и наоборот, со Звенигородки заезжать в северную часть, северо-западную часть Сити и перемещаться на Третье транспортное кольцо. Также мы завершаем развязку на Ленинградском, на пересечении Ленинградки и МКАД, так называемые направленные съезды.

Ю.БУДКИН: Этот путепровод может быть открыт в этом году?

А.БОЧКАРЕВ: Мы стараемся. Мы сжали очень сильно сроки строительства, в принципе, по всем объектам дорожного назначения, метростроения. Мэром поставлены задачи, мы их прекрасно понимаем. Марат Шакирзянович Хуснуллин лично держит на контроле каждый объект. Мы стараемся завершить их раньше, чем даже тот директивный срок, который есть у подрядчиков. Наши подрядчики, проектировщики, все прекрасно понимают важность данных объектов. И мы нацелены, буквально в штабном режиме ведем работу на то, чтобы как можно быстрее закончить строительные работы, как можно быстрее освободить пространство для движения, чтобы эти объекты включились как можно быстрее в работу. Одним объектом мы, конечно, всех проблем города не решаем, наверное, наивно об этом думать. Но каждый вновь введенный объект дает плюс для улучшения дорожной ситуации, транспортной ситуации в городе.

Ю.БУДКИН: Это про дороги. Давайте еще про метро. «Марьина Роща» уже работает. Еще две станции ждут нас до конца года.

А.БОЧКАРЕВ: Нас ждут две станции. Это станция «Пятницкое шоссе» и станция «Алма-Атинская», это в районе Братеево. Хотел бы особо подчеркнуть, что «Алма-Атинская» будет называться в честь воинских формирований, которые в 1941 году защищали нашу столицу в такой тяжелой битве под Москвой. Большое количество этих дивизий формировалось, в том числе, и в Казахстане, именно в Алма-Ате, в том числе дивизия под командованием генерала Панфилова вела формирование в Алма-Ате.

Ю.БУДКИН: То есть это название не в ответ, что в Алма-Ате появится станция «Московская»?

А.БОЧКАРЕВ: Я уверен, что в первую очередь это в честь наших соотечественников, наших братьев, которые полегли в боях 1941 года под Москвой, сражаясь с подразделениями Вермахта, защищая столицу от захвата.

Ю.БУДКИН: Это та же история. Опять местные были недовольны названием. «Мы хотим Братеево».

А.БОЧКАРЕВ: Знаете, к сожалению или не к сожалению, наверное, недостаточно времени мы потратили для того, чтобы объяснить данное решение, правильно его преподнести. Но я думаю, когда люди увидят, немножко ознакомятся с историей данного вопроса, с ситуацией, вспомнят историю войны 1941-1945 годов, Великой Отечественной войны, поймут, что в принципе это была одна страна, так или иначе, родственники тех, кто сражался, формировался в Казахстане, выдвигался на рубежи на западе Москвы, наверное, многие люди здесь проживают. Все-таки была большая, огромная, мощная страна, которая не делила себя ни на границы, ни на национальности. В принципе, мы в честь погибших героев хотим эту станцию назвать.

Ю.БУДКИН: Когда будут открыты эти станции?

А.БОЧКАРЕВ: Мы сейчас завершаем работы. Как я уже сказал, сроки строительства мы пытаемся ужать, потому что понимаем, что каждый новый введенный объект, а особенно метро, чем раньше мы вводим метро, тем быстрее кардинально меняется ситуация, вообще жизнь в том или ином районе. Как, например, в Новокосино мы ввели в августе месяце, люди просто со слезами на глазах благодарили руководство города, руководство страны за то, что данный объект пустили. И почти 200 тысяч человек, полностью их жизненная ситуация изменилась, кардинально. Мы разгрузили станцию «Новогиреево» на поверхности земли. Потому что все жители Новокосино и Реутова пытались добраться…

Ю.БУДКИН: Кто хоть раз был в районе станции «Новогиреево», понимает, что вы сделали.

А.БОЧКАРЕВ: В 20-х числах декабря. Мы стараемся. Там идет напряженная работа. Наши ребята из компании «Мосметрострой», их подрядчики работают в круглосуточном режиме, в трехсменном режиме. Завершается перенос коммуникаций, завершается строительство самих станций, перегонных тоннелей, благоустройство территорий. Непростая работа, фактически идет такой настоящий штурм.

Ю.БУДКИН: В этом году четыре станции метро всего. А в следующем?

А.БОЧКАРЕВ: Три станции метро в этом году.

Ю.БУДКИН: Как? «Новокосино»… А, «Марьина Роща», там второй выход, да.

А.БОЧКАРЕВ: Это не новая станция, это просто улучшение работы метро и улучшение доступа жителей к системе метрополитена. В следующем году перед нами стоит задача пустить уже порядка 14 километров метро. И также три новых станции будут открыты. Мы соединяем «Деловой центр» с «Парком Победы», строим станции пересадочные. Мы строим соединение от «Старокачаловской» на «Лесопарковую», с выходом на «Битцевский парк». Далее мы строим ветку от «Жулебино» «Лермонтовский проспект» с выходом на «Выхино». Разгрузка в том же режиме, как мы сумели сделать ситуации с «Новокосино», «Новогиреево», мы оттягиваем поток наших пассажиров, который и так по факту стремился на этот тяжелейший транспортно-пересадочный узел «Выхино», мы распределяем потоки, начиная от «Жулебино», «Лермонтовский проспект», в принципе, с выходом далее туда в область на Котельники. Тот район, который органично все равно двигался в сторону «Выхино» и там пытался воспользоваться услугами метрополитена, мы совместно с Московской областью строим ТПУ и станцию «Котельники». В связи с тем, что ситуация по освобождению земельных участков немножко нас подвела, мы, наверное, пока не ставим себе план в 2013 году «Котельники» сдать. Посмотрим, как будут разворачиваться события на строительной площадке. Но я думаю, что как минимум в 2014 году там станция появится.

Ю.БУДКИН: Про 2014 год говорить не будем. В любом случае, если и говорить, то только после рекламы.

Ю.БУДКИН: Это про Москву. С нами руководитель департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев. Еженедельная программа в эфире «Русской службы новостей». По понедельникам с 15 до 16. SMS-вопросы, их очень много. Прошу вас по возможности коротко отвечать. 899-й спрашивает: «Так и будет разруха на месте гостиницы «Россия»?

А.БОЧКАРЕВ: Немножко данная сфера не является в прямом смысле зоной влияния департамента строительства. Но город Москва занимается этим. Техническое задание сформировано. Будет создан тот объект, который по желанию жителей страны…

Ю.БУДКИН: То есть там строить департамент строительства ничего не будет?

А.БОЧКАРЕВ: Скорее всего, нет. В основном, там будут реализовываться проекты за счет внешних инвестиционных средств.

Ю.БУДКИН: Сергей спрашивает о судьбе монорельса. Это тоже ваши проблемы? – 684-й.

А.БОЧКАРЕВ: О судьбе в какой части? В той, что будет с существующим монорельсом или что будет с будущими объектами?

Ю.БУДКИН: Будут ли строить монорельсы? Мы знаем, были такие планы на юге. И будут ли разбирать монорельс на севере?

А.БОЧКАРЕВ: Будут возводиться, скорее всего, такого рода объекты, связанные с тем, чтобы обеспечить транспортное обслуживание ряда торговых комплексов. Такие предложения есть от инвесторов. В принципе, направленные в основном на эту задачу. И сейчас рассматриваются вопросы, разрешительная документация, такой объект будет. Но, скорее всего, строиться он будет не за счет средств городского бюджета.

Ю.БУДКИН: 252-й: «У вас есть сейчас диалог с Московской областью?». К примеру, на направлении Щелковского шоссе, вы расширяете его, а после МКАД — ничего.

А.БОЧКАРЕВ: Великолепные сейчас рабочие отношения у нас. Много задач, которые мы обсуждаем. Не так быстро инерционного всего этого механизма запустить. Обсуждаются, в том числе вопросы расширения всех магистралей за пределами МКАД как за счет средств Московской области, наших коллег, так и за счет федеральных структур. Данная работа контролируется на уровне руководства Минтранса, руководства города Москвы и руководства Московской области. Буквально на прошлой неделе прошло такое совещание. Эта работа ведется. Будем синхронизировать сроки строительства вместе с нашими коллегами. Немножко нужно больше времени для проектирования, для поиска финансирования. Все-таки Москва — мощный регион, зачастую мы обладаем большими ресурсами, чем наши коллеги, поэтому задача стоит совместная. Работаем мы очень напряженно, в ежедневном, хорошем контакте, очень довольны работой. Будем стараться приблизить.

Ю.БУДКИН: По поводу вопросов компенсации. Сергей спрашивает: вот участок попадается на пути застройки, к примеру, дорожной. Сергей пишет: по плану, над участком моей мамы в Немчиновке будут из Сколкова строить эстакаду. Есть слухи, что компенсировать будут исключительно кадастровую стоимость, а это примерно в два раза ниже рынка.

А.БОЧКАРЕВ: Мы обычно проводим целый комплекс мероприятий по оценке. И с собственниками ведется разговор на основе оценок, которые делает как собственник, так и какие-то правительственные подразделения города Москвы. В том числе… я бы попросил все-таки такой вывод не делать. Зачастую мы платим, компенсируем собственникам некоторые затраты, которые не учтены в кадастровой стоимости. Поэтому это всегда вопрос индивидуальной оценки ликвидируемого, сносимого имущества.

Ю.БУДКИН: Все-таки исходна кадастровая стоимость?

А.БОЧКАРЕВ: Как базовый вариант. Но, как я уже сказал, стоимость и оценка, проведенная обеими сторонами, берется во внимание. И проводится ее анализ.

Ю.БУДКИН: Еще. 221-й: «Как-то все у вас хорошо. А вот, например, 733-й детский сад в Строгине уже четыре месяца никак не могут сдать». Это про детский сад. Зоя нам пишет через сайт: «Купили квартиру в новостройке в Нагатино-Садовниках у Су-155 еще в 2008 году. Строительство не ведется. Сроки ввода жилого дома постоянно переносятся». Таких много?

А.БОЧКАРЕВ: Все детские садики, которые мы введем за счет средств городского бюджета в этом году, мы сдадим. Более 76 против 20, которые были в 2011 году. Что касается строительства, например, ряда компаний, то это могут быть объекты, которые возводились за счет средств инвесторов. В принципе, город и городской бюджет и соответственно, департамент строительства, к ним отношения не имеет. НО в целом комплекс градополитики, который возглавляет Марат Хуснуллин, данными вопросами занимается, и все такие долгострои рассматриваются на отдельной комиссии. И буквально в ручном режиме с каждом инвестором…

Ю.БУДКИН: Та же Зоя, которая пишет про Нагатино-Садовники и Су-155, она пишет: мы не знаем, что делать, мы собираемся идти на митинг. А куда им идти на самом деле?

А.БОЧКАРЕВ: Им необходимо в первую очередь обращаться в территориальные органы исполнительной власти, это местные управы, это префектуры, которые затем инициируют рассмотрение данного вопроса в соответствующих комиссиях и рабочих группах правительства Москвы. Они созданы, они работают. Огромную работу ведет наш комплекс, который возглавляет Марат Хуснуллин, в том числе и по вопросам завершения обязательств инвестора по возведению тех или иных объектов. Да, такое случается — строители строили, деньги закончились, что-то приостановили. Поэтому в данном случае я прошу обращаться в первую очередь к территориальным органам исполнительной власти, ваша префектура и ваша управа.

Ю.БУДКИН: А если префектура и управа ничего не отвечают? Тогда в мэрию, получается?

А.БОЧКАРЕВ: Маловероятно, что не будет никакой реакции. Тогда, безусловно, по всем каналам, мэрии, в том числе на прямые каналы связи с Сергеем Семеновичем Собяниным. Прямые поручения конкретно по данному объекту. Но в первую очередь по нормальному пути, я думаю, что…

Ю.БУДКИН: 002-й пишет: «На Каширке сменили плакаты по сдаче. Раньше был первый квартал 2013 года, теперь уже второй квартал 2013 года». Много еще раз поменяют этот плакат?

А.БОЧКАРЕВ: Давайте сделаем так. По контракту вообще-то мы должны были закончить в первой половине 2013 года. Мы подрядчиков заставили взять на себя повышенные обязательства и первым кварталом выдать. Какие-то элементы, возможно, останутся на второй квартал. Будем надеяться и приложим максимум усилий, чтобы мы больше не меняли плакаты. А если поменяем, то только на более ранние сроки.

Ю.БУДКИН: «В Солнцево метро придет? Ждем 30 лет со слезами на глазах», — пишет 753-й.

А.БОЧКАРЕВ: Отлично. Давайте мы будем отвечать, мы, лично, департамент строительства, за последние два года. Решение принято Сергеем Семеновичем, бить трассеровку на Солнцево. И где-то на рубеже 2015-16-17 годов мы, возможно, придем, а может быть, и раньше. Хотел бы отдельно остановиться, мы сейчас этот вопрос рассматриваем, отдельно сообщим о плановых сроках строительства. Но где-то такой рубеж.

Ю.БУДКИН: Еще два объекта тут упоминают. Во-первых, это проблема департамента строительства, то, что происходит с «Детским миром» на Лубянке?

А.БОЧКАРЕВ: Это не задача департамента строительства. Это инвестиционный контракт, который будет возводиться за счет внешних инвесторов. Комплекс градополитики и строительства данный вопрос контролирует. Сейчас ведутся работы по перепроектированию, по принятию технических решений. Не в прямом смысле это наша зона влияния, но мы в курс. К работам инвестор приступит, когда будут понятны технические решения. Там много вопросов конструктивных, как объект возводился в послевоенные годы, решения технические, решения сохранности элементов Москомнаследия, архитектурных элементов. Поэтому вопрос был непростой. Но это не в чистом виде наше…

Ю.БУДКИН: И еще один объект, который тоже не простой и тоже, наверное, не в чистом виде, — «Лужники». Заговорили, что, возможно, их снесут в будущем году.

А.БОЧКАРЕВ: К сожалению, многие ваши коллеги, журналисты, очень любят за простыми техническими словами находить какую-то интригу и какие-то жареные факты. Речь идет не о сносе, а о коренной перестройке основных конструктивных элементов, то есть наклон трибун, пространство между полем и трибунами. Что, в принципе, приведет к сносу ряда элементов. Внешние архитектурные элементы, которые являются именно объектом охраны, объектом Москомнаследия, памятью многих москвичей, будут сохранены.

Ю.БУДКИН: Как с «Детским миром»?

А.БОЧКАРЕВ: Абсолютно верно. Но внутреннее убранство, внутренний конструктив будет изменен. Иначе он не соответствует тем требованиям, которые предъявляет Международная футбольная ассоциация к проведению матчей. Поэтому часть элементов будет просто снесена.

Ю.БУДКИН: И последний вопрос. 907-й пишет: откуда вы взяли, что станция метро «Марьина Роща» работает? Вы уверены, что она работает?

А.БОЧКАРЕВ: Метро «Марьина Роща» работает 100 процентов, даже 150 процентов. Вот выход из метро, просто сейчас завершаются некоторые работы, связанные с оформлением документации. Но сама «Марьина Роща» работает уже много лет.

Ю.БУДКИН: Спасибо. Андрей Бочкарев, руководитель департамента строительства Москвы.

 

 

Обновлено 13.12.2014 20:48  
Интересная статья? Поделись ей с другими: